Татьяна Бордунис: «Мы будем добиваться того, чтобы законы у нас заработали»

Вчера Татьяна Бордунис, президент Всеукраинского правозащитного движения «Гідність» рассказала о работе, которая сейчас проводится по всей Украине, в том числе и в Херсоне работниками сети адвокатских организаций: «Идея создания сети юристов по всей Украине возникла в 2005 году. В 2004 году я пришла во «Всеукраинскую сеть людей, живущих с ВИЧ/СПИДом» к Владимиру Жовтюку по той причине, что я уже на то время десятки лет работала в тюрьмах с этими категориями и знала какой беспредел творится. Всей своей предыдущей деятельностью пришла к мысли о том, что надо идти к людям, помогать молодым, не защищать толстосумов, а защищать тех, кто не имеет денег для защиты. С 2005 года я говорила об этой идее все время. В 2008 году программа развития ООН финансово поддержала меня, и мы создали Всеукраинское правозащитное движение «Гідність».

Как правозащитник я очень долго думала над названием, понимала, что достоинство – это основа прав человека. Достоинство – это признание себя как личности. Уважение себя как человека, как гражданина. Права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого человека. К сожалению, в сфере ВИЧ/СПИД самооценка бывает очень низкой, основная задача организации – помочь найти это достоинство.

Непростой путь мы прошли. Почти три года мы были практически без финансирования. Изначально была идея не только оказывать юридическую помощь людям, живущим с ВИЧ и представителям уязвимых групп, но и хотелось сделать мониторинг нарушений прав, чтобы мы могли оценивать ситуацию с правами человека в этой сфере. С января этого года мы получили двухгодичный грант на создание мониторинговой сети по всей Украине и на создание сети юристов для оказания бесплатной юридической поддержки. В проекте работает 53 человека, один представитель и один юрист в каждой области, из 25 юристов 18 человек имеют адвокатские свидетельства. Все же адвокат имеет более широкие полномочия. Тем более, что сегодня вступил в действие новый уголовно-процессуальный кодекс Украины, в котором функции адвоката очень расширены, а функции юристов умалены.

Мы сделали новый сайт организации, с результатами мониторинга и с громкими прецедентами можно ознакомиться на сайте http://gidnist.com.ua. Болеет того, по каждой области можно посмотреть результаты мониторинга.

Результаты за 7 месяцев работы: всего 513 нарушений, из них в сфере здравоохранения – 330. В этой сфере существуют три вида нарушений: разглашение информации о статусе, неоказание медицинской помощи, особенно скорыми, ненадлежащее выполнение медработниками своих обязанностей. На втором месте стоит сфера правоохранительных органов – 77 нарушений, думаю, если глубже копнуть, то было бы не 77, а 1077. Много нарушений в сфере воспитания, в сфере труда. Громким примером нарушения прав ВИЧ-инфицированных стал случай в Донецкой области.  17 октября Шахтерский суд Донецкой области вынес решение по ВИЧ-инфицированной женщине, которая была уволена с работы якобы за прогулы. На самом деле администрация узнала о ее ВИЧ-статусе. Юрист нашей организации представлял ее интересы, суд взыскал 16 тыс. грн. с ПАО «Донецкоблгаз», восстановили ее на работе, обязали выплатить зарплату за время вынужденного прогула и возмещение морального ущерба 5 тыс. грн. Это показательный случай.

По категориям нарушений прав человека у нас на первом месте люди, живущие с ВИЧ/СПИДом, на втором месте - потребители инъекционных наркотиков, много проблем с заместительной поддерживающей терапией. Свежий пример: перед самыми выборами в Луганске администрация наркологического диспансера изъяла паспорта у всех клиентов заместительной поддерживающей терапии. 5-ый канал показывал этот сюжет, наш юрист лоббировал интересы пострадавших, и паспорта были возвращены.

Юридических консультаций нами оказано 1590, 1878 устных консультаций. Еще один свежий пример: вчера киевский адвокат представлял интересы потерпевшего в Шевченковском районном суде города Киева, где он защищал мужчину с нетрадиционной сексуальной ориентацией, который был избит группой разбойников именно из-за его ориентации. Суд осудил обвиняемых на пять, четыре с половиной и четыре года лишения свободы каждого из нападавших и возместил моральный ущерб.

Представители нашего проекта в Херсоне  - Дмитриев Сергей Владимирович и Коваленко Евгений Владимирович. Обращаться нужно к ним».

О типичных нарушениях прав человека, который живет с ВИЧ, рассказал рисутвовавший отец Сергий: «Представьте ситуацию: человек с позитивным ВИЧ-статусом с России имеет корни здесь, в Украине, и хочет воссоединиться с родней. В паспортном столе ему говорят, что он должен сдать анализы на все инфекции. В законе о миграции есть такие слова, что отказом в ПМЖ могут быть алкозависимость, наркозависимость или инфекционные заболевания. Когда человека отправляют на такой анализ, раскрывается его статус, а это уже нарушение. Хорошо, если правозащитные организации, работники СПИД-центра могут вмешаться, иначе к больному могло бы быть другое отношение».

Это далеко не единственный пример несовершенства нашего законодательства. Как рассказала  Татьяна Бордунис, по ходу создания юридической сети и работы в этой сфере всплывают разные нестыковки и несовершенства законодательства. Это может быть несоответствие европейским стандартам, может быть противоречие между законами и подзаконами: «В прошлом году ООН создала Глобальную комиссию по ВИЧ и законодательству, я вошла в экспертный совет при программе развития ООН от Украины, принимала участие во всех диалогах. Много расхождений было выявлено. Например, в декабре 2010 года вышла новая редакция закона о СПИДе, при разработке этого закона в рабочую группу вошло большое количество специалистов, но только не юристы. Были представители общественных организаций, которые не понимали, что принимая или разрабатывая какой-либо закон, нужно проанализировать законодательство страны в целом. Было принято несколько норм закона, которые сейчас нам, практикующим юристам, совершенно связывают руки. Например, в новой редакции закона о СПИДе передача информации медработником о статусе человека допустима только по согласию самого ВИЧ-инфицированного и только ему или его официальным представителям. Всем остальным по решению суда. Представьте теперь, главврачи СПИД-центров, педиатры, массово обращаются ко мне с ситуациями, когда мать не способствует лечению ВИЧ-инфицированному ребенку. Конечно, в Уголовном кодексе существует статья 135-я «Оставление в опасности», которая обязует родителей воспитывать, кормить, лечить своих детей. Медработники о преступлении могут сообщить только по решению суда. Но если у нас медработники будут ходить по судам… Выходит, что медработник должен сообщить о преступлении, которое он видит, но закон о СПИДе не дает ему этого сделать. Более того, в Уголовном кодексе есть статья 396 «Заранее не обещанное укрывательство преступления», под нее подпадает медработник, который видит, что совершается преступление, он заранее не обещал укрывать преступление, но и сообщить о нем не может. Когда я начинаю на всех уровнях об этом говорить, представители общественных организаций спрашивают: «К чему это вы призываете? К разглашению статуса?»

Таких противоречий мы уже штук восемь насчитали. Потому так важно, когда разрабатываются законы, как минимум привлекать юристов. Но мы будем добиваться, чтобы законы у нас заработали».

Татьяна Бордунис предложила свою помощь и поддержку херсонским матерям осужденных за наркоторговлю: «Я больше 30-ти лет работаю адвокатом в уголовной сфере, я хорошо знаю, что творится в этой сфере, как легко людям подбрасываются наркотики, выбиваются показания». Напомним, матери осужденных в ходе собственного расследования выяснили, что протоколы контрольных закупок и задержаний подписывали одни и те же понятые, которые, в частности, состоят на учете в наркодиспансере и имели проблемы с законом.

Автор
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )